Часть 3: Обман

Почувствовав творящуюся в окрестностях Кехджана престранную волшбу, хранители мира из Храма Триединого выступили, дабы захватить Ульдиссиана живьем, ибо таков был недвусмысленный приказ великого Примуса Люсьона, сына самого Мефисто, однако потерпели сокрушительное поражение - ни магия, ни призванные демоны не смогли справиться с казалось бы совершенно обыкновенным человеком. Люсьон всерьез озаботился, прознав о случившемся, но еще больше его насторожили вести о златовласой женщине, пытающейся скрыть свое присутствие за могуществом этого странного создания, Ульдиссиана. Дабы обеспечить непременное пленение последнего, отпрыск Мефисто отправил по следу его морлу, демонов-нежить, населяющих глубинные казематы Храма Триединого.

Тем временем серамцы прибыли в городок Парту, где Ульдиссиан немедленно приступил к исцелению увечных, проповедуя о том, что искра магии живет в каждом человеке, а порочные Церковь Света и Храм Триединого стремятся лишь усилить собственное влияние, презрев нужды простых прихожан. И люди верили ему, шли за ним. Слава Ульдиссиана все росла и каждым днем число сторонников его увеличивалось, а находились и такие, кто действительно ощутили в себе магический огонек.

Лилия, внимательно наблюдавшая за происходящим, ликовала, ибо стремилась пробуждать в людях изначальное могущество нефалемов. Ведь она, вернувшаяся из изгнания демонесса Лилит, ни в коей мере не отступила от своих первоначальных замыслов, и покамест Инарий, принявший человеческое обличье Пророка Церкви Света, даже не догадывается о ее деяниях.

Под покровом ночи демоны-морлу атаковали Парту в надежде захватить Ульдиссиана и его таинственную спутницу, об истинной природе которой Люсьон уже начинал догадываться. В разразившемся сражении спутники Ульдиссиана с изумлением обнаружили, что и у них начинают пробуждаться чудесные способности: предельно обострились чувства опасности Ахила и Серентии, Мендельн обрел пугающие способности к магии, позволяющей манипулировать жизнью и смертью.

Ульдиссиан принял решение немедленно покинуть Парту, дабы не подвергать боле жителей города опасности со стороны морлу. И в это самое мгновение пребывающий во внутреннем святилище Храма Триединого Люсьон произнес заклинание, вернувшее Лилит истинный демонический облик пред очами пораженного до глубины души селянина. Сын Мефисто намеревался отвратить человека от своей дражайшей сестрицы и впоследствии использовать его чудесные способности для осуществления собственных замыслов. И это ему вполне удалось: Ульдиссиан преисполнился отвращения, осознав, что все эти недели делил ложе с демонессой, причем та откровенно поведала о природе нефалемов и о роли, отведенной им в ее стремлении прекратить Великий Конфликт.

Лилит исчезла, заставив Ульдиссиана крепко усомниться в собственной уникальности, благо демонесса сообщила напоследок, что чудеса последнего времени творила сама, и роль селянина в них минимальна. Все - убийство миссионеров, буря в Сераме - лишь декарации, призванные направить глупую и наивную марионетку по отведенному ей пути.

Перед серамцами встал вполне резонный вопрос: куда двигаться дальше? Мендельн предложил направиться в девственные джунгли Тораджан, что простирались к юго-западу от Кеджана. Откуда эта мысль пришла к нему в голову, он и сам не мог сказать, чувствовал лишь, что наблюдает за ним некая могущественная сущность, даруя запретные знания и обучая новой философии, согласно которой смерть - лишь промежуточный этап в бесконечном цикле бытия. В Тораджане Мендельн отыскал древний, испещренный руническими письменами обелиск, и, вникая в смысл открывшегося ему, познавал свое предназначение.

Однако многие жители Парты последовали за своим Святым, как нарекли они селянина. Стремясь бежать от них, утратив веру в собственные возможности, Ульдиссиан углубился в джунгли… где угодил прямиком в лапы Люсьона. При попытке вызволить своего лучшего друга погиб верный Ахил; наблюдая, как Примус методично расправляется с партанцами, Ульдиссиан пришел в неописуемую ярость… и ощутил магию, вновь вернувшуюся к нему. Лилит лгала, стремясь сломить его дух: могущество, обретенное по праву рождения, всегда пребывало с ним.

Часть 4: Откровение
Вернуться к списку




Эту страницу еще никто не комментировал


Ваше имя:

Комментарий: